Имя красавицы Нены может показаться незнакомым. Однако по чертам лица этой элегантной леди вы узнаете ее дочь

Бытует мнение, что на детях талантливых родителей природа отдыхает. Эта семья стала исключением из правил, – здесь из поколения в поколение передается не только титул, но и благородная красота, пишет golbis

Ума Турман была названа в честь индуистской богини и унаследовала утонченную грацию от своих предков по женской линии. Ее бабушка Биргит Холмквист в молодости позировала в стиле ню именитому скульптору Акселю Эббе для статуи “Объятия”, изображавшей нагую диву”.

Это трепетное изваяние 1930 года и в наши дни встречает корабли в порту небольшого мыса на самой южной точке Скандинавского полуострова. Но особого восхищения и преклонения достойна аристократическая красота матери Умы – супермодели и актрисы 50-60-х годов прошлого века – Нена фон Шлебрюгге.

Венера Боттичелли

В 1941 году в Мексике в семье шведской красавицы Биргит Холмквист и немецкого аристократа Фридриха Карла фон Шлебрюгге родилась дочь Бригитт Каролайн. Близкие звали ее просто Нена. От мамы дочь унаследовала необыкновенную внешность, а от отца – аристократический шарм. В середине пятидесятых годов знаменитый фотограф издания Vogue отправился по делам в столицу Швеции, где случайно увидел Нену. Тогда юной красавице было всего 14 лет. Эта встреча и положила начало модельной карьеры девушки.

Спустя пару лет Нену пригласили в Лондон, где она стала одной из звезд в мире высокой моды. Ее успех был оглушительным, и популярность взлетела очень быстро — со шведской красавицей подписало контракт американское модельное агентство Ford, и вскоре Нена решилась покорять Соединенные Штаты. На другом континенте ее ожидало работа с журналами Vogue и Harper’s Bazaar, с ней сотрудничали лучшие профи от фотографии: Норман Паркинсон, Ричард Эйведон, Берт Стерн и Уильям Кляйн.

Утонченная красота Нены вдохновляла многих фотографов и художников современности. Поговаривают, что девушка стала музой и для великого Сальвадора Дали, который в 1963 году познакомил уже известную к тому времени красавицу с врачом – психиатром Тимоти Лири, прославившемся работами в области действия психоделиков на нервную систему. Бракосочетание Тимоти и Нены состоялось в коттедже миллиардера Уильяма Хичкока, который любезно предоставил свои апартаменты другу-психиатру.

Этот союз был недолговечен, он продлился всего лишь год. Предполагали, что причиной его распада стало употребление “великим экспериментатором” запрещенного в Штатах психотропного препарата ЛСД.

Под знаком Будды

В 1965 году Нена подала на развод, а спустя два года повторно вышла замуж. Ее избранником стал Роберт Турман, первый американец, постриженный в буддийские монахи лично Далай-Ламой. Это был брак, освященный кем-то наверху, – слились воедино две гармоничные души, которые по сей день живут в мире и согласии и несут божественный свет доброты людям. Вскоре у пары родился первенец Ханден.

Несмотря на сложное время материнства, Нена продолжала восхождение по карьерной лестнице и даже успела сняться в фильме Эдди Сэджвик “Чао, Манхэттен”. Картина вышла в свет только через четыре года после создания, но эпизоды с Неной из финальной версии, к сожалению, были вырезаны.

В 1970 году у счастливой пары появилась дочь Ума, чье имя обозначает “дарующая блаженство”.

Тогда Нена надумала покинуть карьеру модели и отдать себя семье. Кроме того, она настолько была увлечена идеями мужа, что тоже увлеклась активной популяризацией буддизма в Штатах и даже стала дипломированным психологом. В конце 80-х годов фон Шлебрюгге была директором в нью-йоркском Open Centre, а в последующие годы стала возглавлять отделение Тибетского Дома в США.

Сегодня Нена – исполнительный директор центра тибетской медицины Menla Mountain Retreat и гордится своими талантливыми и успешными детьми с уникальными именами, связанными с древнейшей буддистской философией, – Ханденом, Умой, Деченом, Мипамом. А еще она остается все той же аристократкой-красавицей и, просто, счастливой женщиной…